ТРАНСФОРМАЦИЯ ТЕНИ (коллективное бессознательное как сфера диалектики добра и зла)

В статье исследованы взгляды представителей аналитической психологии и на их основе выявлена диалектика добра и зла в образах коллективного бессознательного. Традиционным для европейской культуры стало положение о развитии самосознания человека на основе углубления познаний о добре и зле, их диалектике, взаимопереходе, взаимном потенциальном обусловливании. Выдвинутый еще Сократом, этот тезис получил своеобразную интерпретацию в трудах представителей аналитической и трансперсональной психологии.

Предположение основателя психоанализа Зигмунда Фрейда о присутствии в психике человека двух полярных энергий, либидо или эроса (стремлений к удовольствию, жизни) и мор-тидо или танатоса (влечения к смерти), создающих динамику внутренней жизни индивида и общества в целом, было расширено и дополнено Карлом Густавом Юнгом.

Согласно З. Фрейду, в область бессознательного вытесняются индивидуальные, уникальные для каждого индивида мысли и образы, т.е. эрос и танатос предстают в психике каждого индивида по-своему, имеют уникальную персонификацию. К.Г. Юнг считал область бессознательного любого человека насыщенной формами и образами, которые не приобретены индивидуально, но являются даром далеких предков, коллективной про-то-психикой. Ученый выделил второй слой бессознательного, и его структура приобрела следующий вид: более глубокий слой составляет коллективное бессознательное, поверхностный -субъективное бессознательное. Область коллективного бессознательного наполнена рядом основополагающих образов, которые получили название архетипы (от «архаические типы») или доминанты («доминирующие»). Архетипы — изначальные образы, наиболее древние и наиболее всеобщие формы представлений человечества о мире, отражение постоянно повторяющегося опыта человечества. Миф переводит архетипы из бессознательного в сознание, дает возможность завладеть присущей им энергетикой, силой, качествами, сделать частью личности. Миф, развернутый как внутренняя жизнь индивида, явленный посредством ряда персонажей-архетипов, дает картину становления и раскрытия личности, процесс выявления ее самосознания. Структура мономифа, согласно Дж. Кэмпбеллу, состоит их трех стадий: исход — инициация — возвращение [3] (приглашение к путешествию, вызов — различные приключения, борьба с противником — победа — обретение пленницы (анимы) и сокровища — возвращение в качестве правящих супругов), которая передает, посредством образов, картину становления полноценной психической жизни человека [8].

Все архетипы следует разделить на две группы: неперсонифицированные (эфир — любая первосубстанция: огонь у Гераклита, вода, пустота, «нечто единое» и др.; энергия, жизненная сила -прана, мана и др.) и персонифицированные. К этой группе относятся: самость или герой (центральный архетип, отражающий самосознание личности, своеобразное ядро психики, вокруг которого группируются энергии сознательного и бессознательного), персона (своеобразная маска, которую надевает личность в ответ на требования социального окружения, публичное лицо), анима (образ, представляющий женские качества в мужской психике), анимус (образ, представляющий мужские качества в женской психике), тень (скрытые дурные качества индивида, сосредоточие агрессивных и антисоциальных стремлений); младенец (персонификация потенциала личности), мудрец (отображение духовной силы, целостности личности), колдун (персонификация выбора и знания).

Все архетипы взаимосвязаны, отражают первоначальную синкретичность человеческой про-то-психики, нерасчлененность на сознание и бессознательное, исходное состояние, которое отражено в символическом образе дракона-уробороса, вечного змея, кусающего свой хвост. Становление собственно сознания человека, обретения им самости (центроверсии), начинается с выделения в уроборосе образов прародителей мира -вначале матери, затем отца (фрагментации изначального архетипа) [5]. Оба архетипа имеют двойственную природу, одновременно благожелательную и ужасную для человека [1]. Так, архетип матери сочетает в себе две ипостаси: ужасная мать и великая мать. Последняя отображает помощь, жизненные силы, благожелательность и интуицию. Это противостояние отображено в народной фантазии как конфликт матери и мачехи героя.

Архетип первоначального отца, прародителя мироздания представлен в образах мудрого старца и колдуна, которые всегда появляются в мифологическом повествовании о приключениях героя. Старец — персонификация творческой стороны личности, духовной целостности, мудрости, добра. Он пробуждает в герое желание свершить, веру в себя и свои силы, в сказках он — наставник главного героя. Архетип колдуна (или колдовского демона) — один из наиболее древних образов, отличен от архетипа тени тем, что может равно нести и добро, и зло. Сам К.Г. Юнг пишет: «Порой ее (фигуру демона. — Е.В.) можно лишь с большим трудом или почти нельзя отличить от тени; но чем больше преобладает магическая черта, тем скорей она может быть отделена от тени, что немаловажно постольку, поскольку она может иметь также и позитивный аспект мудрого старого человека» [10]. Двойственный образ колдуна является персонификацией выбора и знания, которые могут быть обращены в добро или зло. Отголоски изначального единства образов мудреца и колдуна, т.е. произошедшего процесса фрагментации архетипа великого отца, иллюстрируют отношения Бога и Мефистофеля в поэме И. Гете «Фауст». В ней же между Богом и Духом отрицания просматривается взаимная симпатия, сотрудничество (как и между Яхве и Сатаной в Библейской Книге Иова), хотя и Мефистофель, и Сатана враждебны настроены по отношению к главному герою, несут зло, смятение, страдания в его жизнь.

В рамках данной работы нас больше всего интересует сюжет о борьбе с противником, об исходе битвы с деструктивными силами, всегда дремлющими в психике человека. Систематического описания архетипа тени нам пока найти не удалось, поэтому о нем следует сказать подробнее. Во-первых, тень может представать перед героем в различных видах: антропоморфном, зооморфном или сочетать их качества. Типичный для культуры сюжет борьбы с зооморфной тенью -битва героя с чудовищем, в образе которого нашли отражение первичные силы коллективного бессознательного.

В результате этой победы герой получает принцессу, т.е. женственная часть его души оказывается извлеченной из бессознательного и «освоенной», или из останков тела поверженного чудовища герой творит что-то новое. Но встречается и другой вариант битвы с тенью, представленной в антропоморфном облике. Часто этот антропоморфный противник обладает всеми качествами характера героя, но с «обратным знаком», т.е. его воля обратила те же самые задатки не во благо (борьба за справедливость — неотъемлемая черта героя), а во зло (коварный тиран — типичный антипод героя). Этого злобного двойника может победить только сам герой, т.к. только он в состоянии преодолеть темную сторону своей же личности. И только эти две победы, т.е. овладение и трансформация негативного аспекта коллективного бессознательного, а также преодоление собственных пугающих задатков и опыта, «спрятанного» в глубине субъективного бессознательного позволяет сделать вывод о том, что психика индивида, через пластичное взаимодействие сознания и бессознательного выходит на новый, гармоничный и плодотворный уровень развития.

Оба аспекта архетипа тени, коллективный и индивидуальный, взаимосвязаны: «Так как индивидуальная тень всегда присутствует в качестве компонента личности, из нее может непрерывно создаваться коллективный образ» [9]. Индивидуальная тень состоит из вытесненных в бессознательное переживаний отдельного индивида, коллективная тень может принимать форму «образа врага» больших социальных групп или народов, на основании коллективных представлений синтезируется и постоянно воспроизводится архетип тени, всеобщий необходимый элемент коллективного бессознательного. Сознание тени необходимо личности для понимания собственного несовершенства, однако тень чаще всего являет собой сплав личностных характеристик и психических потенций, о которых человек не имеет никакого представления. В результате того, что тень содержит неприятные, неприличные качества личности, данное содержание не допускается непосредственно в сознание, а поступает в него опосредованно — с помощью снов. Из-за неспособности человека признать существование тени в собственной психической структуре могут возникнуть проблемы в самопознании, общении. Архетип тени иногда заставляет человека относиться к некоторым людям враждебно по одной простой причине: недостатки, которые индивид не в силах распознать в себе, он отчетливо видит в другом человеке.

На основе данного опыта К.Г. Юнг сделал вывод, что тень является по отношению к человеку спроектированной, т.е. бессознательное качество самого себя вначале опознается на внешних объектах. Процесс же осознания архетипа тени — трудный и постепенный, но он является необходимым условием самопознания личности. По причине слабости и недоразвитости сознания этот процесс для многих людей остается незавершенным, что прискорбно, т.к. в архетипе тени заложен огромный потенциал для развития личности, который не смог по каким-либо причинам реализоваться в действительности. Таким образом, трансформированный архетип тени становится источником жизненной силы и творческого начала в психике индивида.

Один из вариантов описания архетипа тени приводит и сам К.Г. Юнг. Этот образ он называет трикстер, заимствуя его из мифологии американских индейцев. Именно в образе трикстера раскрывается то ужасное, что включает в себя понятие «бессознательное». Он является богом, человеком и животным в одном лице, но пока еще настолько бессознателен даже по отношению к самому себе, что его тело не является единым целым: две его руки бьются одна с другой. Трик-стер — это коллективный образ тени, совокупность всех низших, животных черт характера в людях. В этом виде он представляет собой исчезающий уровень сознания, у которого все меньше сил для того, чтобы утвердить себя. Однако в форме частично ассимилированного коллективного бессознательного трикстер может представляться спутником главного героя, его «младшим товарищем». Здесь он проявляет качества характера, противоречащие принципам поведения героя, такие как хитрость, нерешительность, жадность и т.п., которые приводят к возникновению нелепых ситуаций. Трикстера можно узнать в карнавальных образах Пульчинеллы, шута и др. В таком случае целью существования образа трикстера в культуре становится внесение в сознание идеи об относительности ценностей, создание диалектики в отношении к ним [6]. Именно трикстер в повествованиях о герое создает юмористический контекст, частично отрицающий героический пафос. Как часть ассимилированного архетипа тени трикстер олицетворяет внутреннее самоотрицание, самокритику, присущую каждому развитому сознанию. Поэтому образ трикстера — успешный опыт удержать образ тени в сознании и подвергнуть его сознательной критике, т.к. в бессознательном никакой коррекции не происходит [11].

Положительной чертой для развития индивидуальности в человеке является некоторое количество «здорового» эгоизма, сосредоточенного в архетипе тени, т.к. данное качество, традиционно относимое обществом к классу негативных, все же является необходимой составной частью индивидуальности, способности отличать себя от коллектива и сохранять его перед лицом уравнительных требований общины. Человеческий коллектив всегда стремится обеспечить такой образ жизни и такие формы совместного проживания, которые бы в наименьшей степени были подвержены дестабилизации при воздействии сил, действующих в индивиде. Запрещенными оказываются не только любые тенденции к дестабилизации коллектива, но и развитие таких тенденций в индивиде [4]. Поэтому даже само признание наличия агрессивных и иных антиобщественных тенденций казалось бы, лояльным членом общества, мужественный поступок. Поэтому исследование собственной греховной стороны, а тем более работа с ней — это нравственно значимый шаг.

Отметим, что К.Г. Юнг различает процессы подавления и вытеснения в психической жизни индивида. Подавлением он называет здоровый процесс, в ходе которого человек отличает деструктивные и антисоциальные намерения и решает не осуществлять их. Вытеснение — процесс отрицания и игнорирования «темной» стороны психической жизни, приводящий к психологическому дискомфорту. Демонические энергии есть проявления изначальной двойственности всего мироздания, однако вытесненные, они проявляются как стремления человека к деструктивнос-ти. Они прорываются назад с той силой, которая была пропорциональна степени их вытеснения. Но, будучи интегрированными, они могут быть обращены к благу. энергия архетипа тени не бывает нейтральной, и если ее не обратить к созиданию, она с той же силой ринется к разрушению [7]. Следовательно, целостность личности будет тем сильнее, чем больше негативных аспектов преодолено и ассимилировано психикой. А. Грюн, обобщая сказанное К.Г. Юнгом, практикующими психологами об интеграции силы, заключенной в архетипе тени, выделяет следующие возможные пути:

— полюбить свою теневую сторону (речь идет о принятии подавленных стремлений, но необходимо не забыть то хорошее, позитивные цели и идеалы, к которым стремится сознание);

— усилить симптомы (развернуть все негативные утверждения, довести их до логического завершения и с помощью этой процедуры избавиться от власти архетипа тени, т.к. осознанное зло — наполовину преодоленное);

— вести диалог с тенью (подавленная природная агрессивность обретает острые социально опасные формы только тогда, когда ее долго отрицали и «держали взапери». Подобный диалог удержит сознание от односторонности и слепоты в моральных оценках);

— сыграть свой антиобраз и его раскритиковать (это поможет преодолеть раздвоенность сознания и бессознательного в психической жизни);

— «проглотить свою тень» (максимально использовать разрушительные энергии бессознательного, преобразуя их в позитивные, помогает творчество. Ведь тайна творчества неразрывно спаяна со свободой, добром, уважением и доверием к окружающему миру и живущим в нем людям — неотъемлемым качествам духовности в человеческом обществе) [2].

Аналитическая психология по-своему дает ответы на вечные вопросы о возникновении самосознания, месте и роли добра и зла в становлении и развитии личности. Для данного направления ищущей мысли добро и зло как продуктивная и деструктивная тенденции в психике каждого человека изначальны, их вечная природа -двойственность психической реальности каждого представителя человеческого рода. Персонифицированное в архетипе тени, зло представляет собой «неокультуренный» пласт психических энергий коллективного и индивидуального бессознательного. Иными словам, для того, чтобы понять, насколько человек может быть добр, продуктивен в любой деятельности, ему необходимо понять, насколько он же может быть зол, деструктивен, чтобы в свете сознания и воли трансформировать разрушительные энергии в творческую силу. Таким образом, в психической жизни индивида воспроизводится диалектическая модель, и в результате синтеза противоположностей образуется новое состояние целостности психики, называемая учеными самостью, инди-видуацией или центроверсией.

Библиографический список

1. Голан А. Миф и символ. — М.: «Русслит», 1994. — 371 с. (Исследователь мифологии и символики, пришел к такому же выводу. Он пишет, что на стадии неолитической религии существовали только Богиня неба и Бог земли, каждый из которых мог проявить милость или гнев по отношению к человеку.)
2. Грюн А. Раздирание. Интеграция тени / http:// psylib.org.ua.
3. Кэмпбелл Дж. Герой с тысячью лицами. -М.: София, 1997. — 336 с.
4. Нойманн Э. Глубинная психология и новая этика. Человек мистический. — СПб.: Академический проект, 1999. — С. 34-35.
5. Нойманн Э. Происхождение и развитие сознания. — М.; Киев: «Рефл-бук», «Ваклер», 1998. -462 с.
6. Пелипенко А.А., Яковенко И.Г. Культура как система. — М.: Языки русской культуры, 1998. -С. 123-135.
7. РасселДж.Б. Князь тьмы. — СПб.: Евразия, 2002. — С. 396.
8. Элиаде М. Избранные сочинения. — М.: Ладомир, 2000. — 414 с. (Автор проводит параллели космогонического и «личностного» мифов, их общая схема: сотворение (рождение) — гибель (испытания) — возрождение (награда)).
9. Юнг К.Г. Душа и миф. Шесть архетипов. -М.; Киев: «Порт-рояль», «Совершенство», 1997. -С. 354.
10. Юнг К.Г. Психология бессознательного. -М.: «Канон», 1994. — С. 143.
11. Юнг К.Г. Психология образа трикстера. // Душа и миф. Шесть архетипов. — М.; Киев: «Порт-рояль», «Совершенство», 1997. — С. 345-356. Е.Ю. Глотова

С благодарностью к автору: © Е.Ю. Вавилова, 2008

Поделитесь своим мнением

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

© 2019 Экологический портал «Зеленая жизнь» - Zelife.ru
Любое копирование материалов экологического портала Zelife.ru допускается только при наличии активной гиперссылки на источник(и).